?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

    Сегодня (כ"ח בתמוז ה'תרצ"ב по еврейскому календарю) день рождения Меира Кахане (ז"ל).


   Он родился в 1932 году в Нью Йорке, в Бруклине. Мать Кахане Соня приехала из царской России, ее родители бежали в Америку из Двинска (ныне Даугавпилс, Латвия), его отец Ехезкель был уроженецем Цфата.

   Тринадцать лет он учился в знаменитой ортодоксальной иешиве «Мир», в которой получил «смиху» (звание раввина). Затем в Нью-Йоркской юридической школе, где получил степень бакалавра, и в Нью-Йоркском университете - степень магистра по международному праву.

   В юношеские годы Меир стал активистом и одним из руководителей движений Бейтар и Бней Акива в США.
   В 1968 году создал «Лигу защиты евреев» для защиты еврейских кварталов Нью-Йорка от хулиганства, нападений и провокаций со стороны антисемитски настроенных экстремистских элементов из негритянских и латиноамериканских кварталов.

   В 1969 году рав Кахане и «Лига защиты евреев» стали первыми, кто начал открытую бескомпромиссную борьбу за освобождение советского еврейства. Лига участвовала в демонстрациях против неонацистов. Она устраивала и теракты против различных антисемитских организаций, палестинских и советских представительств.

   21 марта 1971 года Лига провела масштабную демонстрацию в Вашингтоне возле советского посольства. Почти три тысячи человек с шестиконечными звёздами на одежде пришли требовать свободу советским евреям. Это была мирная демонстрация, люди пели песню Шломо Карлебаха „Ам Исраэль Хай“ („Народ Израиля жив“), скандировали „Свободу советским евреям!“ и „Отпусти народ мой!“»

   В 1971 году Кахане вместе с женой и четырьмя детьми и их семьями репатриировался в Израиль и поселился в Иерусалиме. Меир Кахане служил в Армии Обороны Израиля, был в секторе Газа, участвовал в подавлении восстания арабов в Рамалле.

   В 1971 году он создал движение «Ках», девизом которого были слова: "БОЛЬШЕ НИКОГДА!"
   На выборах в Кнессет в 1973, 1977 и 1981 годах движение не преодолело электоральный барьер. Однако на выборах в 1984 году «Ках» получил одно место и был представлен в Кнессете Меиром Кахане. Это вызвало волну истерических воплей со всех сторон политической карты Израиля и закончилось принятием специального закона, позволившего объявить возглавляемую Кахане партию КАХ экстремистской и не имеющей права на существование.

   Основанием было то, что раввин считал арабов – граждан Израиля «пятой колонной» и требовал ограничить их гражданские права, а то и выселить их за пределы государства. Однако арабский «Прогрессивный список за мир», открыто поддерживавший связи с террористами ООП, от выборов отстранен не был.

   Кстати, из материалов Исследовательского центра Ван-Лир (крайне левого) следует, что если бы его партия не была запрещена, то на следующих выборах она получила бы не менее восьми мандатов в Кнессете. Некоторые эксперты предсказывали даже 20, что сделало бы «Ках» третьей по величине партией в Израиле. Очевидно, что именно это и испугало леваков.

   Но и вне Кнессета Меир Кахане продолжил свою борьбу за еврейскую свободу и не признавшее его еврейское государство.

   В 1985 году рав Кахане писал, что не пройдет и десяти лет, как левая израильская элита примется поддерживать создание на территории Иудеи, Самарии и сектора Газа независимого палестинского государства. Что журналисты станут основными пропагандистами этой идеи, проводя намеренную политику демонизации поселенческого движения. Что ультралевые организации, находящиеся за рамками консенсуса (повторяю, статья написана в 1985 году), станут вполне приемлемыми для публики, и их идеи будут восприниматься как вполне естественные и легитимные. Борьба за общественное мнение, по словам раввина Кахане, превратится в простое промывание мозгов, базирующееся на усталости от войны, сомнительности ценности еврейской земли и аморальности «гнета и покорения» другого народа, якобы имеющего здесь исторические права. Одним из средств борьбы будет разделение народа на узкие секторы, имеющие собственные интересы и не способные координировать свои действия в политической борьбе за единство Страны Израиля.

    Реакция Израильских СМИ была однозначной: «Паранойя! Только паранойя и больше ничего – этого никогда не будет, ибо никогда этого не может произойти».

   Вечером 5 ноября 1990 года после лекции в Нью Йорке на Манхэттене палестинский араб Саид Нуссар в упор выстрелил в Кахане, беседовавшего по окончании своей лекции с группой евреев. Несмотря на многочисленных свидетелей убийства, суд присяжных не признал его виновным в убийстве, а обвинил только в незаконном владении оружием. Судье, который был недоволен решением присяжных, удалось приговорить Нуссара лишь к 22 годам лишения свободы (максимально возможный срок за незаконное хранение оружия).

   Убийца принадлежал к группировке «Исламский джихад», взорвавшей три года спустя здания–«близнецы» Мирового торгового центра в Нью-Йорке и планировавшей еще множество убийств и терактов. После этого состоялся новый суд, который приговорил Саида Нуссара к пожизненному тюремному заключению.

   Раввин Кахане был похоронен на Хар ха-Менухот в Иерусалиме. В похоронной процессии приняли участие более ста тысяч человек. Это была была самая большая похоронная процессия в истории Израиля.


   Вот несколько цитат из книги «Никогда больше», написанной Кахане в 1971 году.

«Я знаком с евреями, сидевшими в тюрьмах за то, что они боролись за права негров, пуэрториканцев, мексиканцев и индейцев. Я знаком с раввинами, которые отправились в тюрьму ради того, чтобы негры имели равные возможности при приеме на работу и при поступлении в университеты. Я знаком с евреями, которые не могут спать по ночам, переживая все страдания человечества, но еврейские несчастья проходят мимо них.
Но я не слышал о еврейских лидерах, чья боль об их замученных братьях оказалась бы столь сильной, что они готовы были бы нарушить закон с целью заставить мир прислушаться к стонам несчастных. Но я не слышал о еврейских лидерах, которые, увидев, что все законные средства воздействия исчерпаны, а совесть требует продолжать борьбу, решили бы приковать себя цепями к воротам Белого дома, оказаться в тюрьме и тем самым заставить мир встрепенуться. Я не слышал о раввинах, которые вспоминали тогда слова Торы: «Не стой безучастно при виде крови ближнего твоего»».

«Так ли уж огорчает нас тот факт, что героев современной еврейской молодежи зовут Фидель Кастро, Че Гевара и Хо Ши Мин? Действительно ли мы огорчены тем, что молодые евреи ничего не знают о Дове Грунере, Шломо Бен-Йосефе или Элиягу Хакиме? Наша молодежь восхищается повстанцами всех сортов, не подозревая даже, что всего пару десятков лет назад существовало и сражалось за свободу еврейское боевое национально-освободительное движение.»

«Куда приятнее тешиться иллюзиями, нежели смотреть правде в глаза. Мы оттягиваем визит к зубному врачу, а дупло в зубе все расширяется. Именно так ведет себя сегодня еврей.»

«В свое время Адольф Гитлер опубликовал книгу, в которой детально описал свой план искоренения всех человеческих ценностей. Но мы отказывались взглянуть правде в лицо, наши иллюзии росли столь же быстро, сколь его силы, а наше бездействие, наш умственный паралич прогрессировал так же быстро, как и наши иллюзии.»

«Обратившись к еврейской истории, мы увидим, как вели себя в подобных ситуациях наши предки, мы найдем ответ на вопрос, подобает ли еврею применять силу. Мы увидим, что ради защиты высших принципов, ради сохранения законов, которые дал нам сам Всевышний, наши предки были готовы к бескомпромиссной войне – и к применению силы... если бы иудаизм действительно призывал к непротивлению злу, рассматривая мир и дружбу в качестве высшей ценности... то сегодня в мире было бы во много раз меньше евреев, в том числе евреев-пацифистов.»

«Тора рассказывает нам, как поступил Моше-рабейну, увидев, что египетский надсмотрщик избивает раба-еврея. Он не стал создавать комиссию по расследованию антисемитских инцидентов в Египте и организовывать египетско-еврейскую конференцию по обсуждению вопроса... Моше-рабейну убил того египтянина.»

«Пока не наступила еще пора благоденствия, мира и согласия, мы обязаны руководствоваться правилом Талмуда: «Тот, кто пришел убить тебя – убей его первым.»

«Когда арабские террористы убивают безоружных евреев – детей, женщин, мы удостаиваемся симпатии окружающего мира. Причем если погиб один еврей – симпатия бывает довольно умеренной, погибли двое – симпатия возрастает, погибло шесть миллионов – весь мир буквально охвачен сочувствием к нам! Вот он – путь завоевания всеобщей любви к еврейскому народу!»

«Все те миротворцы, которые требуют от Израиля пойти на уступки, обязаны знать, что в 1948 году мы уже пошли на 6000 «уступок»: шесть тысяч евреев погибли в той войне – Войне за независимость, когда никто не был готов прийти к нам на помощь... К ним прибавились 600 «уступок» 1956 года и 800 «уступок» 1967 года. Достаточно уступок! Достаточно могил на военных кладбищах!»


   Можно продолжать цитировать его бесконечно. Шестнадцать его книг и сотни статей стали основой для всех, кто вообще задавался вопросом – а что же такое еврейская национальная идея?

   Этот человек стал символом. Для одних – символом еврейской чести, еврейской борьбы за свободу, еврейской любви к своему народу. Для других – символом ненависти, злобы и бесчестья.
   Но ни для кого он не является символом бессилия.

Использованы материалы отсюда

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
yostrov
Jul. 15th, 2018 11:05 pm (UTC)
Спасибо!

>Действительно ли мы огорчены тем, что молодые евреи ничего не знают о Дове Грунере, Шломо Бен-Йосефе или Элиягу Хакиме?
Напишите еще и о них, пожалуйста!
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

Sr
shmu_el
shmu_el

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Sponsored by Cisco